Home / БЛОГ / Последнее лето

Последнее лето

Ровно пять лет назад я видела родной город в последний раз.

Да и как видела… обрывками, сквозь собственный страх, спешку и требовательные, похожие на мучительные звуки заезженный пластинки вопли двухлетнего сына «Йуль! Йуль!».

Это было последнее довоенное лето.

Успешная карьера в крупной государственной структуре: каблуки, юбка-карандаш, блузка и душа, застегнутые на все пуговицы, до самого подбородка.

Работа в режиме «ни шагу назад» и полное отторжение чиновничьей системы, которое я с завидным упорством утрамбовывала на дно души, надеясь на «стерпится-слюбится».

Токсичный, взбалмошный и малодушный начальник во всегда начищенных штиблетах и с безукоризненным маникюром.

В то лето отчаянно хотела вдохнуть родного воздуха, услышать горечь полыни и степного шалфея – я не успевала восполнять силы – и в двухнедельный отпуск вдвоем с Владимиром Андреевичем мы уехали в отель в заповедной зоне, в 60 километрах от Донецка.

Ели чебуреки, смотрели на степные закаты, кормили надменных красноносых лебедей, гуляли по лесу и удивлялись табличке, гласящей, что стоимость парковки составляет 500 гривен в сутки.

Аж целых шесть дней — из запланированных десяти.

Вечером шестого дня градусник под мышкой сына показывал запредельную температуру, ночь прошла без сна, я металась между бригадой скорой, ресепшеном и горячим, как огонек, Вовкой.

Отпуск закончился быстро и бесславно.

На следующий день, в промежутке между температурными «свечками», с обколотым димедролом-папаверином малышом я возвращалась на такси в Донецк, к врачам, круглосуточным аптекам и капельницам.

Довезти сына была тяжело: он капризничал, требовал порулить, его укачивало. Раз или два мы останавливались, и я носила его на руках, уходя как можно дальше от обочины, в пахнущий разнотравьем луг, подсвеченный вечерним солнцем, в стрекот сверчков и в травинки, колющие ноги.

Чтобы отвлечь от плохого, что-то рассказывала о терриконах, которые мы скоро увидим, вагонетках и угольной пыли, которую шахтеры никогда не могут до конца отмыть с ресниц и рук.

Целовала влажный от пота висок и уговаривала потерпеть, малодушно сулила кисленький морс дома, «киндер-сюрпризы» и новые машинки с открывающимися дверями в неограниченном количестве.

Сидя в машине, поглаживала маленькую спинку, укачивала и смотрела в окно: по плохой дороге мы проносились мимо большеголовых подсолнухов, убранных полей, налившихся сладостью августа и солнцем садов. Блестели окна, голубели свежей краской неизменные лавочки у ворот, время от времени у обочины возникал ящик, поставленный «на попа», с выставленными на продажу румяными яблоками или медовыми сливами.

Я не знала тогда, что это был последний август для нас — там.

И хорошо, что не знала.

И непроизвольно впитала в себя эту гонку по степным дорогам, аромат августовского луга и стрекот цикад.

Иногда мне снятся мелькающие окна сельских домиков.

В этих снах мне хочется замедлиться, попросить водителя остановить машину и выйти босиком в дорожную пыль, всмотреться в окна и снова увидеть то лихорадочное лето, в котором жива бабушка.

Почувствовать ее ласковые руки на своей голове, и услышать родное, как в детстве «нічого, дитинка моя, нічого…».

Нічого…

© Ksenia Reznikova 2019

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

КУПИТЬ КНИГУ
В ОДИН КЛИК
123
ЗАПОЛНИТЕ ФОРМУ
И МЫ СВЯЖЕМСЯ С ВАМИ
ЧТОБЫ КУПИТЬ
НАЖМИТЕ КНОПКУ НИЖЕ
ВАША ЗАЯВКА ПРИНЯТА.
МЫ ВАМ ПЕРЕЗВОНИМ.
КУПИТЬ КНИГУ
В ОДНИ КЛИК